top of page

Дивный сад

Часть первая


 “Я - маленькая лошадка и мне живётся несладко.
Мне трудно нести мою но
шу - настанет день и я её брошу.»
Найк Борзов «Лошадка»


    Матрица нашей жизни все чаще наводит на мысли о побеге. Человек стремится спастись из тюрьмы, каковой являются тяготы обыденности. Работы этого небольшого цикла объединены темой стремления к свободе. Возможность ее достижения - открытый вопрос.
    В работе «Но только лошади летают вдохновенно» кульминация сюжета наступит через мгновение. У зрителя есть доля секунды для того, чтобы стать соучастником. Когда лента натянется, полет лошади прекратится? или человек не сможет удержать поводья? а может, он улетит в облака вслед за ней?
    Автор предлагает зрителю искусство, как форму волшебного, сказочного эскапизма. Разорвав круг, свободный дух попадает в идеальный мир - мир идей - речь о котором пойдет во второй части выставки.

Часть вторая

«То, что мертво, умереть не может»
из книги «Пир стервятников» Джорджа Р
. Р. Мартина

    Мир искусства состоит из бесплотных идей. Человек не существует в этом идеальном мире, он не творит его, а лишь транслирует. По этой причине автор сознательно избегает присутствия в нем людей. В качестве объектов изображения выступают скульптуры, посредством которых художник раскрывает сюжеты вечности, гармонии и умиротворения.
    В небольших по размеру натюрмортах - покой. Живопись статична: в ней нет дребезжания воздуха, свидетельств человека или динамичного ракурса. Художник изображает простые по форме предметы в аскетичной палитре.

Насыщая картины более развернутыми характеристиками, автор предлагает зрителю парные «Натюрморт с бумажным корабликом» и «Натюрморт с тенью». Портреты Петра Первого и Гоголя даны через изображение их скульптурных бюстов, созданных некогда предшественником художника - скульптором. Бюсты написаны в нейтральной манере, а характеристики героев решены через окружающие их предметы. Несмотря на реалистичность изображения, в картинах ощущается сюрреалистичный флер.

Кульминацией выставки являются масштабные полотна «Под небом голубым» и «Сад камней». Триумф воплощенного идеала передан через классический прием «ожившая скульптура». Молчаливое одиночество героя, вечная мудрость златогривого льва - величие и утешение Дивного сада.

Постскриптум

Ворота Дивного сада открываются не для каждого. Об этом работы «Стелла» и «Посвящение Ч.Буковски». Извращенное и уродливое воплощение канона выражено в порочном и пустом пластиковом манекене.